Логика совершения сделок сегодня: только добросовестность, добросовестность, добросовестность.

Я постоянно «варюсь в судебной каше» по спорам юридических лиц. Отдельной темой, важной по своим последствиям для бизнеса является тема оспаривания сделок, то есть признания их недействительными. Последствия эти заключаются в возврате сторон сделки в первоначальное положение. Однако это первоначальное положение очень условное, так как полученное по сделке (денег, имущества и т. д.), как правило, не возвращается.

В памяти всплывает фраза одного предпринимателя, к которому был предъявлен иск о признании сделки мнимой и возврате денег, а он удивлялся, что договор так легко можно признать недействительным. «А я-то думал, – говорил он, – что это непросто».

Появляется всё новая практика для оспаривания сделок и главным критерием становится добросовестность ведения бизнеса. «Прилететь» такой иск может совершенно неожиданно, например от налогового органа или арбитражного управляющего в деле о банкротстве давно забытого контрагента. Налоговые органы проводят мониторинг судебной практики по признанию сделок недействительными и могут обратиться в суд в рамках налоговых или банкротных споров. Поэтому для добросовестного бизнеса такая ситуация может стать неожиданной. Например, в декабре 2021 года ФНС России опубликовало Письмо от 30.12.2021 г. №КЧ-4-18/18485@ «О направлении обзора судебной практики по спорам, связанным с оспариванием сделок» (вместе с «Обзором судебной практики по спорам, связанным с оспариванием сделок, за период 2019 -2021 год»). Основания для признания сделок недействительными многообразны и подчиняются постой логике.

Реальность сделки

Я уже писала о важности проверки сведений о юрлицах и ИП перед подписанием договора («Перед заключением договора проверьте: а есть ли контрагент?»). Заключение сделки с лицом, в отношении которого в ЕГРЮЛ содержатся записи о недостоверности каких-либо сведений о нем (месте нахождения, учредителях, директоре), нахождении в процессе ликвидации, о предстоящем исключении и др., квалифицирует сделку как мнимую, то есть совершенную лишь для вида, без намерения создать правовые последствия. На практике это означает, что если вы заключили договор с обществом, например, на момент наличия сведений о нем об отсутствии по месту нахождения, то ваш, например, договор поставки, по которому вы продали товар, может быть признан недействительным, и в лучшем случае деньги будут возвращены, но это в лучшем случае.

Или вот еще мнимая сделка. При заключении договора должна прослеживаться реальность/возможность его исполнения (исследуется всё) и экономическая целесообразность договора.

Что такое экономическая целесообразность? Это нормальные экономические интересы, например, реальность цены, это соответствие сделки видам деятельности ее участников (данные ЕГРЮЛ), это отсутствие ущерба интересам сторон сделки. Есть практика определения средней/рыночной цены по данным сайтов бесплатных объявлений avito.ru и auto.ru (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.11.2020 г. №Ф08-10405/2020 по делу №А25-1087/2018).

В жизни уход от исполнения обязательств перед кредиторами оформляется именно такими договорами, когда реальность исполнения невозможна и не преследуется. Как правило, такие схемы используются перед банкротством, с целью создания искусственной задолженности или ухода от денежных обязательств. Всё это – мнимая сделка. В банкротстве с должника могут просто не списать долги, опять же в связи с недобросовестностью.

Платежеспособность в сделке. Деловая репутация

Платежеспособность стороны договора также может являться причиной признания сделки недействительной. На сайте ФССП России есть банк данных исполнительных производств. Если в отношении вашего контрагента есть данные о его задолженности, то это может квалифицироваться о вашей осведомленности о неплатежеспособности контрагента. Что это означает? То, что вам сделано предпочтение перед другими кредиторами и соглашение признается недействительным.

Всё, что носит признаки подозрительности, отклонения от обычной хозяйственной деятельности, находится в зоне риска и при наличии интереса может быть оспорено. Перевод бизнеса, в том числе лицензируемого, на другое лицо, а также ведение бизнеса с разделением на «центр прибыли» и «центр убытков» – это вообще классика оспаривания сделок.

Если речь идет об отчуждении имущества, исследуется назначение, период, целесообразность сделки. А отчуждение должником имущества с последующим приобретением права пользования им свидетельствует о подозрительности сделки.

Что же получается? Везде опасность? Нет, везде добросовестность!

При этом мне вспоминается высказывание одного бизнесмена, что честный бизнес вести труднее, чем нечестный. Однако всё окупается со временем: деловая репутация бизнеса важнее, потому что нематериальные активы (связи с контрагентами, профессиональный коллектив, клиентская база, опять же деловая репутация) представляют и для кредиторов и для контрагентов большую ценность, чем материальное составляющее. Впрочем, как и в жизни.

Галина Анатольевна Елисеева
арбитражный юрист
директор ООО «Юридическая группа «Аппель»
сайт: елисеева.рус
тел. (4912) 99-33-11

Понравилась статья, поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Top